» » Кто проиграл от реформы в таджикской адвокатуре?

Кто проиграл от реформы в таджикской адвокатуре?

Кто проиграл от реформы в таджикской адвокатуре?

26 мая в Таджикистане отмечается День адвоката. Однако местная адвокатура сегодня переживает не лучшие времена. В республике с началом реформ, направленных на развитие адвокатуры, ситуация с доступом населения к адвокатским услугам не облегчилась.

Саидакрам Камилов еще в советское время по собственному желанию ушел из органов прокуратуры в адвокаты. Из-за большого количества выигранных дел его называли адвокатом №1 республики. Но все это сегодня в прошлом.

В марте 2015 года в Таджикистане был принят закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», целью которого являлось централизовать и систематизировать доступ юриста к профессии адвоката.

Но, Закон обязал всех адвокатов сдать квалификационные экзамены и подтвердить свой статус. Экзамены проводятся в два этапа – тестирование и устный. Экзамены претенденты на получения статуса адвоката могут сдавать каждые полгода. Камилов попытался сдать их дважды, но оба раза безуспешно.

«Видимо я хороший практик, но с теорией у меня проблемы. В последнем тесте я не набрал всего один балл, поэтому не сдал квалификацию», – рассказал Саидакрам Камилов.

Каста отверженных

В том же году, в ноябре, в закон внесли поправки, которые создали новые барьеры для получения статуса адвоката.

Согласно статье 12 (Получение статуса адвоката), лицо, осужденное за совершение преступления, уволенное из государственных органов, правоохранительных органов, воинской службы за нарушение профессиональной присяги и совершение деяний коррупционного характера; освобожденное от уголовной ответственности не может заниматься адвокатской деятельностью.

В прошлом году неправительственные организации, являющиеся членами Сети по Верховенству закона и доступу к правосудию, провели антикоррупционную экспертизу Закона об адвокатуре. Выяснилось, что установленные требования являются завышенными, так как не предусматривают такого механизма как снятие и погашение судимости. Кроме того, такие требования, как правило, не предъявляются к лицам, занимающим государственные должности.

«Статья 9 Закона РТ «О борьбе с коррупцией» предусматривает, что препятствием для назначения на государственную должность является «наличие судимости за умышленные преступления, если судимость не снята или не погашена согласно закону». Таким образом, совершение преступления по неосторожности, а также снятие или погашение судимости за совершение умышленного преступления не являются препятствиями для назначения на государственную должность. Однако, для лица, претендующего на получение статуса адвоката, устанавливаются завышенные ограничения», – отмечают в своем отчете представители Сети ВЗДП.

С принятием этих поправок права на адвокатскую деятельность лишился один из специалистов сферы, пожелавший остаться анонимным.

У адвоката с 15-летним опытом был конфликт с законом, но в суде дело было прекращено с одновременным снятием судимости.

«Но из-за этих поправок меня пожизненно лишили права на адвокатскую деятельность. По закону лишение права заниматься какой-либо деятельностью считается наказанием, применяемым только судом. При том, что и это наказание имеет свои сроки давности, но в случае с адвокатами здесь фактически образовали касту отверженных», – говорит экс-адвокат.

Начальник Главного управления по законодательству Министерства юстиции Таджикистана Ботурали Акрамов отметил, что из-за статьи 12 данного закона были отклонены 11 заявок от претендентов на статус адвоката.

Всего же, по данным Минюста, из общего количества адвокатов, которые практиковали до принятия поправок, 150 юристы имели в прошлом конфликт с законом, и соответственно они подпали под эту статью.
Быть адвокатом невыгодно

Директор Общественного фонда «Твой выбор» Лариса Александрова раньше участвовала в судебных процессах с получением адвокатской лицензии. Но сейчас работает исключительно по гражданским делам на основании нотариальной доверенности как юридический представитель своего клиента.

Кто проиграл от реформы в таджикской адвокатуре?

По словам Александровой, она сама решила не сдавать экзамен на статус адвоката, невыгодно работать из-за налогового бремени.

Закон об адвокатуре предусматривает четыре вида адвокатской деятельности: адвокатские кабинеты, юридические консультации, коллегии адвокатов и адвокатское бюро.

Коллегии и юридические консультации платят в общей сложности 46% налогов (25% – социальный налог, 13% – подоходный налог, 1% – в пенсионный фонд, 6% – налог в упрощенном порядке, 1% – налог в профсоюз).

При этом, если во всех компаниях независимо от формы собственности работодатель сам выплачивает социальный налог, то адвокаты этот налог выплачивают со своего гонорара.

Адвокатские кабинеты оплачивают налог в упрощенном режиме налогообложения в размере 6% для субъектов малого предпринимательства и 1% – в пенсионный фонд. Но и тут есть противоречия налогового законодательства с законом, где говорится, что «адвокатская деятельность не является предпринимательской».

И так как кабинеты работают на основании патента, они платят еще 140 сомони ежемесячно.

Кроме того, адвокаты согласно закону должны быть членами Союза адвокатов и ежемесячно вносить членские взносы в размере 100 сомони, если адвокат состоит в коллегии, то он платит еще 100 сомони. Также адвокаты платят за аренду рабочего места, собственного у них, как правило, нет.

Таким образом, если адвокат возьмется за разводный процесс, тариф на который в среднем составляет 1000 сомони, то уплатив все налоги и сборы, адвокат заработает около 300 сомони. А если клиент находится, например, в Худжанде, то заработок адвоката будет копеечным.

«Подсчитав все это, и поскольку я не работаю с уголовным правом, я сочла ненужным сдавать экзамен и получать статус адвоката», – говорит Александрова.

Из-за высоких налогов существует риск, что адвокаты могут скрывать свои реальные доходы, оформляя договоренность с клиентами по заниженным тарифам. Прецеденты уже были, когда сокрытие доходов стало причиной привлечения адвокатов к уголовной ответственности.

В 2015 году МВД возбудило уголовное дело в отношении адвоката Бузургмехра Ёрова по факту оформления неполной суммы, полученной от клиента за оказанные услуги. Следователи квалифицировали действия адвоката по статье 247 УК РТ (мошенничество). По этой же статье ранее был осужден другой адвокат, Шухрат Кудратов, который по версии следствия не оформил $7 тысяч, полученные от клиента.

«Мы знаем, что есть такие случаи, и на каждой встрече с адвокатами объясняем им риски. Сейчас мы создали рабочую группу при Союзе адвокатов, которая внесет свои предложения по налоговому законодательству в сфере адвокатуры. Сейчас же мы должны исполнять тот закон, который действует, и все гонорары адвокатов должны оформляться через кассу. Это для безопасности самих же адвокатов», – рассказал в интервью «Азии-Плюс» глава Союза адвокатов Таджикистана Саидбек Нуриддинов.

По его словам, в налоговых кодексах других стран предусмотрены более облегченные формы налоговых сборов для адвокатов. Например, в России согласно Налоговому кодексу адвокаты ежемесячно уплачивают 13% подоходного налога и определенную сумму в конце года.

По словам эксперта по уголовному правосудию Кахрамона Сангинова, высокое налоговое бремя является проблемой нынешней адвокатуры. Разное налогообложение различных адвокатских формирований приведёт к тому, что адвокаты не будут объединяться в коллегии, а будут стараться регистрировать свои адвокатские кабинеты, чтобы тарификация налогов была меньше.

Кто проиграл от реформы в таджикской адвокатуре?

И как результат, это приведет к тому, что основная идея реформы адвокатуры, которая заключалась в объединении адвокатов, будет потеряна. Если провести мониторинг регистрации адвокатских формировании, можно увидеть тенденцию создания адвокатских кабинетов, нежели объединения в адвокатские коллегии или юридические консультации.

«Реформа проводилась ради того, чтобы объединить адвокатов. Но, в итоге, тяжёлое налоговое бремя и налоговое законодательство являются еще одним барьером к объединению адвокатов», – говорит Сангинов.

Представитель Министерства юстиции Ботурали Акрамов говорит, что Союзу адвокатов и его территориальным органам предложено направить свои предложения по налогообложению в Налоговый комитет.

«Мы надеемся, что в ближайшее время вопрос с налогами будет решен», – отметил Акрамов.
Адвокаты независимы?

Другой момент, который стал причиной зависимости адвокатов, это Квалификационная комиссия, созданная при Министерстве юстиции, то есть при органе исполнительной власти. От нее зависит выдача статуса адвоката и его приостановление. Главой комиссии является один из заместителей министра юстиции.

Квалификационная комиссия формируется на два года в составе 9 членов. Сюда входят четыре представителя госструктур и пять представителей Союза адвокатов, которые избираются съездом адвокатов.

Это лишает адвокатуру Таджикистана институциональной независимости. По сути, адвокатура становится встроенной в структуру исполнительной власти.

По словам Саидбека Нуриддинова, когда адвокат становится членом Союза адвокатов, то он является независимым.

Кто проиграл от реформы в таджикской адвокатуре?

«Но когда квалификационная комиссия находится при Минюсте, и от нее зависит присвоение или лишение статуса, то адвокат конечно зависимым», – говорит он.

Другой момент, который также может создать искусственные барьеры в получении статуса, это вопросы для тестов, которые сдают претенденты на получение статуса адвоката.

Адвокаты, которые сдавали экзамены, отмечают, что им приходится отвечать на вопросы, составленные без учета специализации претендентов. Часто бывает так, что именно на устных экзаменах человек не набирает достаточное количество баллов.

Как отмечают сами адвокаты, они должны знать общие вопросы, но не каждому дано быть адвокатом широкого профиля. «Это тоже самое, что в медицине. То есть, он врач, но у него есть своя специализация, хирург не может знать всех тонкостей работы стоматолога. Все знать просто невозможно», – комментирует экзамены один из юристов.

Адвокат Зебо Касымова, которая занимается гражданскими делами, говорит, что сдавал экзамены для получения статуса в 2016 году. Тест она сдала за компьютером.

«За нами внимательно наблюдали, чтобы никто из кандидатов не воспользовались шпаргалками. Честно говоря, некоторые вопросы для меня были сложными. Все законы пришлось фактически зазубрить. Экзамен слишком усложнили. Если претендент практик с большим опытом, то можно было бы ограничиться тестированием по законодательству об адвокатуре», – считает Касымова.

Для обеспечения прозрачности проведения тестов зал Квалификационной комиссии при Министерстве юстиции оснащен камерами, и за дверями зала установлен экран с включенной прямой трансляцией хода тестов, и компьютерного и устного.

По словам эксперта по вопросам уголовного правосудия Кахрамона Сангинова, все желающие могут наблюдать за ходом проведения экзамена. Процесс можно записывать и потом анализировать свои ответы, и ответы других претендентов.

Адвокаты поговаривают, что все это в совокупности создает риски для возникновения коррупции. Но в самом Минюсте это опровергают.

Ботурали Акбаров ссылается на то, что в Квалификационной комиссии 9 человек, и пустить пыль глаза всем невозможно.

Кроме того, он заверяют, что в комиссии принимают во внимание профиль адвокатов и задают вопросы по специализации. Но есть также общие вопросы, касающиеся государственных символов, Конституции и так далее, и их обязаны знать все адвокаты.

Акбаров напоминает, что в составе Квалификационной комиссии также пять представителей Союза адвокатов, и значит людей с их стороны больше.

Но Кахрамон Сангинов обращает внимание еще на одну проблему. В Квалификационной Комиссии от Союза адвокатов представлены пять человек – по одному представителю от Душанбе, РРП, Хатлонской, Согдийской областей и Горно-Бадахшанской автономной области.

«Проблема заключается в том, что не всегда представители Согда, ГБАО участвуют на заседаниях Квалификационной комиссии, поскольку оплата дорожных расходов не предусмотрена. Этот вопрос необходимо решить Министерству юстиции совместно с Союзом адвокатов. Союзу важно, чтобы их представители имели большинство голосов при принятии важных решений, в том числе и по получению статуса адвоката претендентами. Имея постоянное большинство голосов, адвокаты могут принимать очень важные решения», – говорит Сангинов.
Нехватка адвокатов

Все возникшие с реформами барьеры привели к существенному уменьшению количества адвокатов и соответственно доступа населения к их услугам.

Квалификационную комиссию прошли всего 701 адвокат, за три года (!). До начала реформ в Таджикистане официально насчитывалось около 1500 адвокатов.

Сейчас в Минюсте зарегистрировано 146 адвокатских кабинетов, 23 юридических консультаций и 17 коллегий адвокатов.

При этом за последние три года увеличилось количество обращений граждан за юридическими услугами. По данным Союза адвокатов республики, в 2017 году услуги адвокатов понадобились 48,5 тысячам гражданам. Из них 14 по уголовным делам.

Сегодня в Таджикистане с населением в 8,5 млн всего 701 адвокат (1 на 12,5 тыс.). Это в разы меньше чем у соседей.

Особо остро строит вопрос с адвокатами в ГБАО. Там на население в 250 тыс. приходится всего 7 (!) адвокатов, то есть 1 адвокат на 35 тыс. Причем в горной местности Бадахшана с одного района в другой добираться очень тяжело.

На данный момент, в регионах адвокаты, как правило, вообще не разделяются на профили, а в некоторых их вовсе нет.

«Например, нет адвокатов в Шахристанском районе, в Горной Мастче, Шахринаве. И если инцидент произошел в Шахринаве, то гражданам приходится прибегать к помощи адвокатов из Гиссара», – говорят в Союзе адвокатов.

Также остро стоит вопрос с обеспечением государственными защитниками. Хотя глава Союза адвокатов отмечает, что на данный момент жалоб нет.

«Сейчас государственным адвокатом гражданин обеспечивается по запросу следователя. Совместно с Минюстом мы собираемся открыть круглосуточный колл-центр, где следователи могут оставить запрос», – говорит Нуриддинов.

Глава Союза отмечает, что в случае если кто-то из адвокатов откажется предоставлять услуги, то его ждет штраф. К слову, услуги государственных адвокатов на время следствия оплачивает само государство, тарифы составляют от 50 до 100 сомони в день, но пока никто эти деньги не получал.

2 июля 2015 года постановлением Правительства Республики Таджикистан была утверждена Концепция оказания бесплатной юридической помощи населению. Согласно плану мероприятий Концепции в четырех районах Согдийской и Хатлонской областях был реализован пилотный проект, в рамках которого адвокаты должны были оказывать населению бесплатную юридическую помощь, а государство обязано было возмещать затраты за оказанные услуги.

В конце мая адвокаты, оказавшие бесплатные юридические услуги, должны получить свой первый гонорар.

По плану реализации Концепции, постепенно, до 2022 года государство обязано будет полностью взять на себя оплату услуг адвокатов, предоставляющих бесплатную помощь.

Но представитель Минюста уверен, что адвокатов не хватает не потому, что есть какие-то барьеры, просто молодые специалисты не идут в эту сферу.

«Их пугает профессия адвоката, поскольку в первые годы деятельности совсем нет заработка. Поэтому выпускники вузов в основном стремятся идти в прокуратуру, суды, где есть стабильная зарплата», – говорит Акрамов.

Между тем, по словам Кахрамона Сангинова, такое большое количество населения на одного адвоката приведет к получению непрофессиональной правовой помощи, и как результат, к ограничению конституционного права граждан на получение качественной правовой помощи.

«Адвокат вынужден брать больше дел вместо двух-трех, которые он мог бы профессионально и квалифицированно завершить в течение месяца. При таком раскладе дел трудно гарантировать качественное предоставление правовой помощи со стороны адвоката. Это может привести к тому, что население потеряет доверие к адвокатскому сообществу», – говорит он.
Готовы ли адвокаты отстаивать свои права?

По словам главы Союза адвокатов, с учетом всех озвученных проблем, в парламент и правительство Таджикистана были направлены предложения по внесению новых изменений в закон об адвокатуре. Рекомендации также поступили со стороны Совета ООН по правам человека.

Возможно благодаря этому, в Национальном плане действий по выполнению рекомендаций государств-членов Совета ООН по правам человека согласно процедуре Универсального периодического обзора на 2017-2020 годы Министерству юстиции и Союзу адвокатов указано провести мониторинг реализации Закона РТ «Об адвокатуре» и его анализ на соответствие международным стандартам.

Вопросы независимости адвокатов поднимались также и со стороны Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР). В ходе 4-го раунда мониторинга в рамках Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией эксперты этой организации отметили, что «деятельность адвокатуры все еще находится под влиянием исполнительной власти, в частности, при доступе к адвокатской профессии, что является негативным фактором в аспекте обеспечения состязательности судебного процесса».

ОЭСР рекомендовала Таджикистану обеспечить самоуправляемость адвокатуры и лишить Министерство юстиции полномочий в области аттестации адвокатов.

В то же время, представитель Минюста Ботурали Акбаров пояснил, что на данный момент не рассматривается вопрос об изменении закона.

«Союз адвокатов и сами адвокаты должны представить парламенту свое видение и предложения по изменению в закон об адвокатуре. Это не прерогатива Минюста», – сказал Акбаров.

Он напомнил, что в разработке самого закона участвовали не только представители таджикских госорганов, но и эксперты из «Региональной программы содействия правовой государственности в странах Центральной Азии», представители Германского общества по международному сотрудничеству, Института «Открытое общество» и Американской Ассоциации юристов. Рабочей группой был изучен опыт России, Украины и Германии.

Один из бывших адвокатов на условиях анонимности говорит, что данный закон полностью противоречит Конституции страны, и можно было бы довести этот вопрос до Конституционного суда.

«Но я сам лично считаю, что сделал все, что смог для таджикской адвокатуры, и я не Дон Кихот, чтобы бороться с ветряными мельницами, а справедливости добиться трудно», – сказал бывший адвокат.
21-06-2018, 01:53
284 просмотров
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Яндекс.Метрика